О чем молчат ясновидящие

Следствие ведут экстрасенсы

О сложном выборе и трудностях, с которыми сталкиваются в жизни люди со сверхспособностями, «Телескоп» узнал у участников проекта «Следствие ведут экстрасенсы», который с понедельника по четверг выходит на канале СТБ.

Ильмира Дербенцева, победительница 9-го сезона украинской «Битвы экстрасенсов».

Алена Курилова, победительница 6-го и 8-го сезонов украинской «Битвы экстрасенсов».

Хаял Алекперов, победитель 7-го и 10-го сезонов украинской «Битвы экстрасенсов».

Вы можете видеть людей насквозь. Насколько это мешает и мешает ли общению?

Ильмира: Если от человека идет негатив, я просто его игнорирую. Но, бывает, что информация пробивается ко мне
очень настойчиво. Это значит, что она требует моего внимания и я должна с нейпоработать.

Алена: Экстрасенсорное восприятие требует дополнительной концентрации. Поймите, если я захожу в трамвай, то не вижу судьбу каждого пассажира. Для того, чтобы получить информацию о человеке, мне нужно настроиться на его энергетику. И понимать, что мы смотрим: здоровье,личную жизнь, семью, бизнес?

Хаял: Когда на моем пути появляется незнакомый человек, Святые силы дают подсказки, связываться с ним или нет. Такая информация совсем не мешает, а наоборот, ограждает меня от неприятных ситуаций. Но в повседневном общении «видение насквозь» может ввести в замешательство. Представьте себе, что вы слышите только правду от своих родных, знакомых или коллег, знаете их настоящие намерения и мысли. А ведь они не всегда позитивны.

Поверьте, от такого багажа знаний становится непосильно тяжело. Поэтому я научился отключать способность «видеть», когда в этом нет надобности.

Как вы поступаете, если знаете, что постороннему человеку грозит опасность?

Ильмира: Чтобы помочь человеку, не обязательно с ним общаться. У меня была такая ситуация. На улице увидела
девушку, больную онкологией. Вдруг ей по телефону позвонила какая‑то женщина — видимо, подруга. Я почувствовала, что в болезни виновата эта подруга. Наши глаза встретились… И я мысленно помогла разобраться в причинах проблемы, даже не разговаривая с девушкой. Если у человека кармическая отработка, то, конечно, лучше не вмешиваться. А что‑то наведенное, порчу или сглаз, могу спокойно убрать.

Алена: Когда человеку грозит опасность, обязательно дам ему шанс этого избежать. Если он рассмеется мне в лицо или не поверит — это его дело. Но информацию я передам обязательно.

Хаял: Люди воспринимают происходящие события прямолинейно, не учитывая множества нюансов. К примеру, вы
знаете своего соседа как порядочного, доброго и отзывчивого человека. И если вам вдруг скажут, что его избили и он теперь находится в больнице с тяжелыми травмами, то вы подумаете: «Как это несправедливо!» Но вы же не знаете, какой была жизнь этого соседа до знакомства с вами. Возможно, он совершил плохой поступок, и то, что с ним произошло, — это наказание. В таких вот случаях я не имею права предупреждать. Бог никогда не посылает человеку испытаний и наказаний просто так. Но если вижу, что несчастье грозит по другой причине — такой как, к примеру, негативное энергетическое воздействие, то обязательно сделаю все, чтобы предотвратить беду.

В каких ситуациях вы не можете открыть собеседнику всю правду о нем?

Ильмира: В основном говорю все, что чувствую. Бывает, облачком висит информация, ни для кого не представ-
ляющая опасности, но человек не хочет, чтобы об этом знали. Такую информацию не открываю. У каждого есть свои секреты.

Алена: Безусловно, ситуации, когда  нельзя говорить всю правду, существуют. Жить с этим тяжело. Если человек настроен на разговор и действительно готов услышать истину, могу ее открыть. Но только, если понимаю, что это не повлечет за собой катастрофических последствий.

Хаял:
Правда, как вы знаете, бывает горькой. И я просто по‑человечески не могу огорчать людей… Приведу вам один пример. Однажды ко мне обратилась девушка. Она принесла мне фото своего больного отца. У мужчины было онкологическое заболевание на ранней стадии. Врачи давали большие шансы на выздоровление. Но, посмотрев на фото, я увидел, что этот человек скоро умрет. Глядя в глаза девушки, я не мог сказать ей того, что вижу. От-
ветил, что мне не приходит информация. Она разочаровалась… А я не мог ей возразить, ведь лишить человека надежды — это хуже, чем лишить жизни.

В шоу «Следствие ведут экстрасенсы» вы пропускаете через себя жестокость, агрессию, боль. Как потом восстанавливаетесь?

Ильмира: Экстрасенсы работают на разных уровнях. Я через себя информацию не пропускаю — просто считываю ее. Мне это не наносит никакого вреда.

Алена: Каждый раз в тяжелых случаях обязательно пропускаю все через себя. Просто не представляю, как работать иначе. Для меня важно почувствовать все, что происходило. Ощущаю запахи, боль, эмоции, слышу звуки. Очень важно, если работаю над преступлением, почувствовать энергетику преступника, его чувства — алчность, любовь, ненависть, сексуальные желания. В идеале, пропускаю через себя и личность преступника, и личность жертвы. Это помогает видеть целостную картину. Бывает, восстанавливаться после таких расследований приходится сутками. А бывает так, что и двух недель не хватает. Особенно, когда приходится работать
с энергетикой мертвых.

Хаял: Восстановиться мне помогает молитва. Обращаюсь к Богу, посещаю Святые места или просто выезжаю на природу, чтобы побыть одному. Это восполняет мой запас сил. Гораздо сложнее прийти в себя эмоционально. Когда смотришь на слезы родителей, которые потеряли ребенка, сопереживаешь их горю — это невыносимый груз. Стараюсь отвлечь себя другими мыслями. Лучше всего у меня это получается, когда смотрю на животных. Поэтому еду в зоопарк и наблюдаю за его обитателями.

Говорят, что экстрасенсам проще помочь посторонним, чем близким. Правда ли это и почему так происходит?
Ильмира: Для меня не имеет значения, работаю я с родственниками или с посторонними людьми. Без проблем могу и боль снять, и судьбу предсказать, и неприятности убрать.

Алена: Иногда действительно «своих» не видишь. Не то, чтобы не можешь. Не хочешь. Срабатывает человеческий фактор. Не хочется верить в плохое. Но часто случается, что ты чувствуешь беду, которая грозит самым близким. С родственниками у нас есть договоренность: говорить все. Ничего не умалчивать. Но самое главное — не паниковать. Трезво оценивать степень опасности. Не пускать проблему на самотек, а немедленно ее решать:
сходить к врачу или отказаться от путешествия, если я чувствую, что это может плохо закончиться.

Хаял: Если неприятности посланы дорогому мне человеку Богом как испытание, то я не имею права вмешиваться.
Максимум — могу немного направить, дать какой‑то общий совет. Но если неприятности приходят из‑за, скажем, сглаза завистливых знакомых, то стараюсь оградить от опасности. Иначе какой же я ясновидящий?
Экстрасенсам сопереживала.

Анна Чивешуня