«Когда пришел на проект, был настроен скептически», — эксперт-криминалист проекта Андрей Лысюк

Следствие ведут экстрасенсы
Недавние события в поселке Врадиевка всколыхнули всю Украину. Два милиционера избили и изнасиловали молодую женщину. И только несколько дней спустя стало известно, что на совести местных правоохранителей есть еще одно преступление. Два года назад во Врадиевке нашли убитую 15-летнюю Алину Поркул. Тогда семья девочки обратилась к экстрасенсам с телеканала СТБ. Дело так и осталось нераскрытым, но ясновидящая Алена Курилова сообщила, что убийство совершили люди в погонах и предсказала повторные преступления. Что, в общем, и произошло.
Думаю, этот удивительный эпизод только укрепит веру украинцев в возможности экстрасенсов. Я решила пообщаться с одним из экспертов программы – криминалистом Андреем Лысюком, подполковником СБУ в отставке, который уже второй год работает на передаче «Следствие ведут экстрасенсы». Андрей рассказал о том, как на проект отбирают криминальные дела, и о том, как работа на СТБ заставила его поверить в потусторонние силы.
Андрей, как вы попали на проект?
Когда я пришел на проект, я уже не работал в органах СБУ, три года находился на пенсии. Последним моим местом работы был департамент по работе с проблемными архивами одного из коммерческих банков Киева. Хорошая гражданская работа в сфере юриспруденции, у меня – соответствующее образование. Но, работая в банке, я понял, что офисная работа – не для меня. И абсолютно случайно в интернете я нашел ссылку на вакансию эксперта-криминалиста проекта «Следствие ведут экстрасенсы», направил туда свое резюме, фотографию. Прошел собеседование сначала у руководства проекта, затем мою кандидатуру утвердили руководители канала. Так и стал работать на проекте. Уже второй год.
Выглядит все набором случайностей…
Абсолютно! Мне было интересно, сможет ли человек с улицы без рекомендаций и помощи извне попасть на телевидение.
andrei-lusuk-1.jpg
«Мне было интересно, вот так я здесь и оказался»
А до того смотрели передачу?
Честно говоря, я не являюсь представителем целевой аудитории программ такого формата. Но периодически они на глаза попадались, да и сами названия программ кричащие, хочешь, не хочешь – смотришь эти вещи. В общих чертах я был знаком с форматом программы, и примерно представлял, как работают экстрасенсы.
Как бывшие коллеги относятся к телевизионной версии вас?
После того, как программа стала выходить в эфир,  мне звонили мои бывшие коллеги и руководители. Не только из СБУ, но также сотрудники прокуратуры, милиции, судьи… Звонили, потому, что увидели знакомое лицо на экране. Сами по себе они, как мне кажется, не являются той аудиторией, которая постоянно смотрит эту программу. Они уточняли – я ли это. Ну а после нескольких выпусков программ со мной их мнение об экстрасенсах изменилось. Из ярых скептиков, что свойственно профессиональным юристам, они превратились в людей, которые с большим пониманием и доверием стали относиться к программе и возможностям экстрасенсов.
А вы сами в это верите?
Работая сотрудником спецслужбы, я не прибегал к помощи экстрасенсов. Когда пришел на проект, был настроен очень скептично. Я считал, что расследовать уголовные дела можно только применяя научные методы и способы. Но, видя, как работают экстрасенсы, изменил свое мнение. Это люди, у которых сильно развиты некие сенсоры, которыми они ощущают информационное пространство. А им, по мнению ясновидцев, окружена вся наша планета. Они утверждают, что любое событие оставляет по себе так называемый энергетический след во всем, что нас окружает. Хочешь или нет, но приходится в это верить. Меня поразило, что не зная никаких подробностей историй, по приезду на место события ясновидящие выдают иногда поразительные вещи. Что в некоторых случаях помогает раскрывать преступления.
andrei-lusuk-1.jpg
«На проекте я поверил в экстрасенсов»
Почему тогда милиция не возьмет себе в штат экстрасенса?
Существует закон, который устанавливает порядок и процедуры следственных действий, полномочия органов, проводящих следствие, сроки и другие необходимые вещи. Следствием могут заниматься только профессиональные люди на основании действующей законодательной базы. Экстрасенсов могут привлекать к расследованию, как консультантов. Но результаты любого ритуала, скажем, в виде монолога ясновидящего, к делу не «пришьешь». Чтобы те прозрения, которые наступают у экстрасенсов, обрели зримую форму, нужно каждое их слово подкрепить вещественными доказательствами. Но никакого юридического статуса, в том числе статуса эксперта, экстрасенсы иметь не могут. Потому как экстрасенсорика не является признанной традиционной наукой. Они не могут также проходить свидетелями по делу, потому как с точки зрения криминалистики, человек, который не присутствовал на месте преступления, не видел все своими глазами, не слышал, не может быть допрошен как свидетель. Поэтому, в уголовном деле иначе, как консультант экстрасенс фигурировать не может.
Как происходит взаимодействие с местными правоохранительными органами? Не мешают ли они экстрасенсам расследовать дела?
Конфликтов не было ни разу. В худшем случае, правоохранители просто отказываются от каких-либо комментариев. Но в большинстве случаев, когда экстрасенсы выезжают на место, мы чувствуем поддержку со стороны правоохранительных органов. Они соглашаются оказать посильную помощь. Неоднократно были случаи, когда с помощью руководства милиции перекрывались дороги, чтобы экстрасенсы могли плодотворно работать. То есть, делали все возможное, чтобы работе ясновидящих ничего не препятствовало.
А сами милиционеры обращаются?
Да, были такие случаи. Когда следствие заходит в тупик, и ни наука, ни практика не дают продвинуться к раскрытию преступления, тогда правоохранители обращаются к нам Таких случаев немало. После нашего вмешательства по некоторым уголовным делам ситуация изменилась кардинально. Была история в городе Тростянец. В лесном массиве нашли изнасилованного и убитого шестилетнего мальчика. Следствие нашло обвиняемого, но доказать его вину не смогли, и дело начало сыпаться. Приехали экстрасенсы, очень плодотворно поработали и предоставили информацию, которая сняла с обвиняемого все подозрения. Дело отправили на дорасследование, и нашли другого обвиняемого. На сегодняшний день я не располагаю информацией, чем закончилось следствие. Но судьбу одного местного жителя мы круто изменили. Сейчас он на свободе.
andrei-lusuk-3.jpg
«Милиционеры сами обращаются к нам за помощью»
Была история и в городе Орехов Запорожской области, когда пропала местная жительница. Началось следствие, подозревали нескольких человек. Но прямых улик не нашли. Экстрасенс Алена Курилова почувствовала, что девушка уже мертва. Затем Алена указала на карте место, где находится ее тело. Это был затопленный карьер глубиной до 30 метров. Сотрудники милиции неоднократно искали там тело, но безрезультатно. Из-за этого подозреваемого освободили из-под стражи. Курилова настаивала, что женщина находится именно в этом водоеме и вплоть до метра указала ее  местонахождение. Там и нашли. К ней был привязан мешок цемента. Появилось тело, следовательно, у правоохранителей появились новые доказательства и основания задержать подозреваемого. После проведенного расследования следствие готовит материалы к передаче в суд.
По какому принципу отбираются дела?
Естественно, все подряд мы не берем. Если люди обращаются по поводу нераскрытого убийства их родных и близких, то мы возьмемся за это дело. Если же они просят найти потерявшуюся кошку – откажем. Есть еще одна категория обращений. Это люди с психическими отклонениями. Во время предварительного общения такие моменты всплывают, и мы им отказываем.
Какова доля сценария в каждой серии? Чем вообще на проекте занимаются сценаристы? Придумывают ли ход расследования?
Когда экстрасенсы выезжают на расследования, происходит масса вещей, которые никто не контролирует, к примеру, никто не ограничивает их в перемещениях, они могут свободно высказывать все, что чувствуют. Роль сценариста – после того, как снято расследование, последовательно и четко показать зрителю, как это все происходило. То есть, сценаристы выстраивают логичную связь истории. Бывает также, что экстрасенсы озвучивают вещи, которые на момент выхода передачи являются тайной следствия. Или когда дело касается разглашения информации о личной жизни. В этом случае задача сценария такие моменты из передачи убирать.
А какова ваша роль на передаче?
Мы работаем параллельно. С экстрасенсами во время расследования я не общаюсь. Когда я выезжаю на место, выясняю обстоятельства происшедшего, чтобы оценить насколько далеко зашло следствие, и чем могут помочь экстрасенсы. Также я контролирую, в правильном ли направлении они двигаются. А иногда следует разъяснить некоторые криминалистические нюансы, экспертизы и т.д. Кроме того, в мои обязанности входит проверять честность людей, которые к нам обращаются. Иногда они хотят использовать резонанс себе во благо. С такими мы не сотрудничаем.
andrei-lusuk-1.jpg
«В мои обязанности входит проверять людей на честность»
Почему люди обращаются за помощью к экстрасенсам? Не верят милиции?
Сейчас люди готовы скорее поверить ясновидящему, чем сотруднику милиции, прокуратуры или СБУ. Таковы реалии в стране: уровень коррупции высок, в СМИ муссируется информация о том, что следствия проводится недобросовестно. Хотя, по моему опыту, в милиции есть профессионалы, которые знают свое дело.  В большинстве случаев к экстрасенсам люди обращаются, когда уже нет надежды. Либо, к сожалению (пока еще есть такие случаи) когда следствие по тем или иным причинам  действительно ведется недобросоветсно, и налицо явная несправедливость. Либо следствие зашло в тупик — нет ни свидетелей, ни каких-либо зацепок, которые дали бы толчок следствию.
А бывает такое, что у экстрасенса ничего не получилось?
Любая командировка приносит результаты. Ждать от экстрасенсов, что они укажут на человека, который совершил преступление, нельзя. Тем более, что преступники редко появляются в кадре во время съемок. Мне вот такие факты неизвестны. Поэтому сложно судить, насколько удачна командировка. Но в любом случае появляется какая-то информация, которая дает возможность продолжить следствие в том или ином направлении или же вообще кардинально пересмотреть дело. Результат есть. Кроме этого, я заметил, что люди, приглашающие экстрасенсов, получают еще и колоссальную эмоциональную помощь. В 90% случаев людям не хватает элементарной психологической поддержки. И иногда им достаточно, чтобы их просто кто-то выслушал и обратил внимание на их проблему, с которой они живут уже достаточно длительное время.
О событиях во Врадиевке двухлетней давности мне рассказала директор ТО Юлия Федец:
Когда мы выезжаем на расследование, у нас есть надежда на то, что после прибытия экстрасенсов, после того, как сюжет выйдет в эфир, история получит широкую огласку, и мы сможем привлечь внимание общественности. В этом случае, к сожалению, нам не удалось достичь результата. Мы выехали на расследование дела Алины Поркул. Это был конец восьмой битвы, весна. А случилось все зимой 19 января, был праздник Крещения. К нам обратились родители погибшей девушки. Девочка пошла делать маникюр, на следующее утро ее нашли в озере. Ситуация была очень серьезная. По этому делу опросили 200 человек, в преступлении сознались 11 человек. Из них трое уже мертвы. Двое покончили жизнь самоубийством, третий – умер в камере. Когда мы приехали на расследование этого дела, то все село стояло на ушах. Очень много людей пришло на съемку с экстрасенсами. Уже тогда волна неудовлетворения нарастала. После выхода сюжета в эфир, к сожалению, ничего не изменилось. И вот только после недавних случаев во Врадиевке у нас в «Викнах» был сюжет с синхронами отца Поркул, который утверждал, что убийство его дочери так и не было дорасследовано. Тогда наши экстрасенсы утверждали, что к убийству причастны люди в погонах. У местных жителей было такое же подозрение. Экстрасенс Алена Курилова в 2011 году предсказала, что будут еще жертвы и убийц найдут.
Местная милиция не чинила препятствий во время расследования?
Когда мы снимали эту историю, то на площадке были представители правоохранительных органов. Они были в гражданском. Активно они не препятствовали, но никаких комментариев мы тогда не получили. Никакого доступа к информации тоже. Повлиять  на съемку или прекратить ее они не могли, но особой помощи мы тоже не дождались.
Вот никогда не верила в возможности экстрасенсов, а после событий во Врадиевке и особенно этого разговора с Андреем Лысюком, что-то во мне изменилось. А в вас?