Как на СТБ расследовали убийства

Следствие ведут экстрасенсы

Я всегда была уверена, что если чёрная кошка перебегает дорогу, то она просто куда-то спешит по делам. Иными словами, я не верю в мистику и не являюсь суеверным человеком. Однако временами жизнь преподносит такие сюрпризы, что невольно начинаешь задумываться: а может, что-то таки существует?
К тому же иногда встречаются люди, которым открыто больше, чем другим (по крайней мере, они так считают): сейчас я говорю об экстрасенсах, умеющих благодаря сверхспособностям видеть то, что не доступно глазу обычного человека. В Украине вышли 11 сезонов программы «Битва экстрасенсов»на телеканале СТБ, а уже сегодня в 20:00 стартует совершенно новый проект, в котором экстрасенсы будут распутывать сложные криминальные и мистические дела — «Следствие ведут экстрасенсы».Так что я решила пообщаться с руководителем и шеф-редактором «Битвы» и «Следствия» Юлией Федец.
«Следствие ведут экстрасенсы» — это неформатное шоу. Как, кому и когда пришла идея создать такой проект?
Знаете, мы очень долго к этому шли. Мы сделали в Украине 11 сезонов «Битвы экстрасенсов», у нас появились криминальные расследования с помощью экстрасенсов в шестом сезоне. Получается, мы шли к этому целых шесть сезонов. На самом деле, жизнь и обстоятельства нас к этому привели. Потому что, оказывается, в стране очень много нераскрытых криминальных дел. Мы понимаем, что у правоохранительных органов есть большие проблемы: иногда они, по разным причинам, не владеют информацией. Например, дождь смыл все следы. Такое бывает и, оказывается, очень часто. Это большая проблема, которая чаще всего заводит следствие в тупик. Дела бывают разные, но в целом работники правоохранительных органов, как видим сейчас, очень нуждаются в нашей помощи. Практика расследования запутанных криминальных дел с помощью экстрасенсов используется в мире давно. Ури Геллер, член жюри «Битвы экстрасенсов», тоже сотрудничает с полицией. Участники, которые приезжают к нам на «Битву», в своих странах также помогают в поиске людей, расследовании криминальных дел. Поэтому всё сошлось, и мы решили, что если проект реально может приносить пользу — почему бы этого не делать?
Можно ли считать такой проект уникальным?
Есть похожий формат в России. Там «Экстрасенсы ведут расследование», но они работают без детектива, то есть без человека, который бы проводил своё независимое расследование. На первый взгляд, может показаться, что проекты похожи, но наш серьезно отличается от российского и будет более интересным.
СВЭ-1
Каким образом отбирались истории — криминальные и мистические — для проекта?
Мы работаем с реальными историями людей и реальными делами. Отбирались они по законам жанра и законам телевидения. Понятно, что мы не можем брать все истории, с которыми к нам обращаются. Для того чтобы зритель следил за тем, что происходит на экране, сюжеты должны отличаться друг от друга. Если жизненную ситуацию невозможно себе представить — то это наше.
Можете более конкретно очертить круг проблем, поднимаемых в программе?
Это и пропажи людей, и запутанные убийства, самоубийства, которые выглядят как убийства, и ограбления, изнасилования детей… Крайне тяжело с этим работать: очень много детских смертей, а родители, к сожалению, не знают, как и что произошло. Например, в городе Горловка 2 января этого года девятилетняя девочка играла на детской площадке, няня ушла с братиком домой, а девочка пропала. Через несколько дней нашли тело. Свидетелей нет. Расследовать это дело на днях выезжают экстрасенсы. Надеюсь, они смогут помочь родителям узнать, кто изнасиловал и убил их малолетнюю дочь.
Юлия, скажите, вы берётесь за дела, когда к вам приходят заявки от людей…
Да.
А были какие-то истории, громкие дела, которые вы брали, но с ними к вам не обращались?
Экстрасенсам всегда легче работать, когда к ним обращаются люди, которых что-то очень интересует. И тогда это помогает ясновидящим, как они это называют, «считывать информацию». Кроме того, что к нам поступают заявки от людей, к нам ещё и обращаются представители правоохранительных органов. Например, была история в Запорожье, в 2011 году. Из города Орехова за покупками в Запорожье ехала женщина 30 лет на седьмом месяце беременности. Она пропала. Её искали год. С помощью Алёны Куриловой её нашли. Как оказалось, в смерти виновен любовник погибшей, а мотив — деньги, 25 тысяч долларов. Женщину нашли в карьере.
Там было два водоема. Алёна говорила всё время: «Ищите в воде». Водолазы спускались по несколько раз в один, во второй — ничего нет. Уже все потеряли надежду: и знакомые девушки, и МЧС-ники. Но экстрасенс продолжала настаивать на том, что нужно искать именно на том месте, которое она указала, и именно в воде. Молодую женщину таки нашли в одном из карьеров. Труп ещё можно было опознать…
Насколько я поняла, Украина не может рассчитывать на то, что экстрасенсы займутся такими известными делами, как смерть журналистов Георгия Гонгадзе, Игоря Александрова?..
Пока затрудняюсь ответить на этот вопрос… Но никогда не говорю «нет». Мне кажется, что в жизни всё возможно. Даже невозможное. Только всему своё время.
СВЭ-2
Когда начались съемки, и сколько уже было отснято материала?
Съемки начались в июне. Мы готовили 11-ю «Битву экстрасенсов» и параллельно запускали «Следствие». Отснято уже более 25 эпизодов. Зимой-весной зрители смогут их увидеть в эфире.
Поскольку съемки начались давно, какие-то дела уже были раскрыты… Эту информацию скрывают от общественности до выхода проекта в эфир?
Информацию не скрывают. О некоторых историях я могу рассказать вам даже сейчас. Например, одна из историй, которая будет у нас на первой неделе, это дело об убийстве двух милиционеров. Железнодорожная станция в городе Шостка. Два работника линейного пункта милиции вышли на дежурство… На следующий день их нашли мёртвыми, причём версия милиции была такой, что один из них застрелил своего напарника, а потом совершил самоубийство. Судя по результатам того расследования, которое проводили наш независимый эксперт, журналистская группа и экстрасенсы, вырисовывается совсем другая картина. Экстрасенсы пришли к выводу, что на самом деле это было убийство. Мало того, им удалось почувствовать, что парням была известна информация, которой не надо было владеть. За это они, наверное, и поплатились. Шостка — это перевалочный пункт транзита наркотиков и оружия. Потом мы нашли людей, которые подтвердили то, что почувствовали экстрасенсы. Эта программа выйдет в эфир в понедельник, но у нас есть информация о том, что Генеральная прокуратура взяла это дело на дорасследование, в нем обнаружили достаточно много нарушений. Что самое интересное, один из убитых Максим Бренько — единственный сын в семье. Его отец 30 лет проработал в органах, два года проводил собственное расследование, и ему так и не удалось узнать, как погиб его сын. Когда экстрасенсы приехали в Шостку, к счастью, всё сдвинулось с мёртвой точки.
А какие были самые большие трудности в плане съемок?
Прежде всего сложно было психологически и эмоционально. И творческой группе, и экстрасенсам. Они переживают вместе с героями их горе. Людям, которые к нам приходят, иногда просто не с кем поговорить. И когда они видят собеседника, выливают ему всю свою душу. Слава Богу, наша команда выдерживает. Я очень рада, что у нас работают профессионалы, и мы уже знаем, как справляться со стрессом.
СВЭ-3
Экстрасенсорные способности — это не константа. Человек не может себя заставить что-то почувствовать. Насколько экстрасенсам нужно было много времени, затягивало ли это съемки, и как они справлялись с состоянием, когда не получается чувствовать то, что требуется?
Во-первых, это их работа. И экстрасенсы прекрасно понимают, что их помощи ждут. Они же не первый раз расследуют криминальные дела: у многих из них есть опыт по раскрытию преступлений и поиску людей в своих странах. В этом проекте принимают участие самые сильные экстрасенсы всех сезонов украинской «Битвы экстрасенсов». Им эта работа знакома. Тяжело? Да, тяжело. Например, у нас была история, мы условно называли её «Изнасилованный мальчик», там работали Анна Гальерс, британка, и шаманка из Тувы Марина Хомушку. Это было невероятно сложно, они говорили: «Дух ребёнка не выходит с нами на контакт». Работали на месте события, на кладбище, дома у ребёнка. Какие-то детали жизни, другие подробности они чувствовали, но всё, что касается преступления — информация была закрыта. Одна из экстрасенсов возвращалась с кладбища и говорила: «Я не знаю, как я буду смотреть в глаза его маме, потому что мне нечего ей сказать, я не могу понять, что происходит. Я вижу дух мальчика, но он закрывается от меня. У меня такого никогда не было». Позже она поняла: «Он скрывал информацию, потому что не хотел, чтобы я видела, что с ним делали…» Мальчика изнасиловали. Когда Анна и Марина уже встретились с мамой мальчика, у них «пошла информация»: они описали преступника, сказали, что этот человек уже привлекался правоохранителями. Милиционеры проверили тогда всех, кого могли. Экстрасенсы почувствовали, что по этому делу уже кто-то сидит. И, правда, задержали человека 60 лет. Однако шаманка из Тувы сказала: «Я вижу кулак убийцы. И это не рука старого человека. Это молодой человек до 30 лет…» Пока мы готовили программу к эфиру, нам стало известно, что задержанного пенсионера выпустили. 
Понятно, что сложности были. Всё зависит от самого дела. Например, в случае с поиском человека — экстрасенсы проводят два-три дня в подготовке. Они проводят свои ритуалы, готовятся очень серьезно. Иногда съемки затягиваются от двух до шести-семи дней.
Каким образом отбирались именно те экстрасенсы, кто принимает участие в проекте?
Это победители и финалисты «Битвы». Среди них очень много «поисковиков». Это Сергей Колесниченко (победитель третьего сезона), Жанна Шулакова (победительница пятого сезона), Хаял Алекперов (победитель десятого и седьмого сезонов), Алёна Курилова (шестого и восьмого) и так далее. Это те люди, которые себя уже зарекомендовали. Некоторые на «Битве экстрасенсов» получили громадный опыт и поняли, что они могут приносить огромную пользу.
В проекте «Следствие ведут экстрасенсы» экстрасенсов делят на пары. По какому принципу выбирали, кто именно будет вести дело, и как составляли пары? Любому профессионалу, с паранормальными способностями или без, бывает тяжело сойтись с другим человеком…
Бывает. Но мы с этими людьми работаем достаточно давно и можем сами договориться. Иногда это была инициатива людей, которые обращались к нам за помощью. В одной из историй женщина сказала: «Знаете, мне приснился Хаял Алекперов. Я хочу, чтобы он помог мне разобраться в моей жизненной ситуации». Понятное дело, что Хаял, Алёна Курилова, Сергей Колесниченко, Анна Гальерс, Жанна Шулакова не могут вести все дела, о которых просят люди, но иногда мы идём им навстречу, понимая, что контакт человека и экстрасенса будет более тесным, если человек настолько доверяет, настолько хочет, чтобы это был кто-то конкретный. Насчёт пар: некоторые экстрасенсы работали друг с другом ещё во время «Битвы», иногда они высказывают свои пожелания. У нас есть пара экстрасенсов — муж и жена — Сергей Колесниченко и Жанна Шулакова. Они до этого никогда не работали вместе, и было очень любопытно попробовать, как у них будет получаться. Бытовые, эмоциональные конфликты на площадке возникали, но дело своё они сделали. По-разному подбирали пары, это ведь тоже эксперимент. Каждый из экстрасенсов имеет свои особенности работы. Главное в составлении пар — возможность достичь результата.
СВЭ-4
Экстрасенсы в этой программе играют основную роль, но есть ещё детектив, который параллельно ведёт расследование. Почему так?
Сейчас объясню. Почему параллельно? Экстрасенсы что-то чувствуют, иногда они говорят настолько образно, что понять, о чём идет речь, бывает очень сложно. Грубо говоря, представителям правоохранительных органов нужна конкретная информация. Если что-то говорят экстрасенсы, детектив это проверяет, он ищет свидетелей, подтверждения. Все слова экстрасенсов должны быть подтверждены, ведь мы не можем быть уверены, что это правда. Вот почему нужен человек, который находит факты, подтверждающие слова экстрасенсов. С нами работает подполковник СБУ в отставке Андрей Лысюк, который участвовал и в 11-м сезоне «Битвы».  У него большой опыт, он неравнодушный человек, и я вижу, как он горит. Считаю, что у нас и дальше получится хорошее сотрудничество.
Если, к примеру, не получается раскрыть дело — это не выходит в эфир?
У нас есть подготовительная работа: если что-то не получается, мы останавливаемся, потом возвращаемся к этому вопросу. Можем по несколько раз браться за одно и то же. А иногда бывает просто невозможно раскрыть дело сразу… Приведу пример. В Крыму пропал мальчик, это была очень громкая история. Он участвовал в туристических соревнованиях, был глухонемой. Все экстрасенсы (это был девятый сезон «Битвы») почувствовали место, описали его. Однако по критериям — «обрыв горы, а здесь лес, ещё что-то» — было очень сложно найти. Но все они почувствовали, что мальчика нет в живых. Через месяц тело нашли. Вот такие сложности бывают…
Возникали ли во время съемок проблемы с правоохранительными органами? У нас часто любят «шить» дела, но никто за это отвечать не хочет… Не было ли сопротивления со стороны правоохранителей?
Были сопротивления. Но, насколько мне известно, работники правоохранительных органов, их руководство и их семьи тоже смотрят программу «Битва экстрасенсов». Я думаю, в какое-то время произошёл перелом… Не скажу, что у всех, но у некоторых произошло изменение в восприятии этой программы, и они обращаются к нам за помощью, понимая, что в их интересах с нами сотрудничать. Если отказывают, то очень мягко и дипломатично. Ярких войн с кровью и «мясом», слава Богу, сейчас уже нет. Мы стараемся находить общий язык.
А бывало такое, что те, кто обращались к вам за помощью после того, как узнавали некоторые подробности, отказывались сниматься?
Постоянно. Бывает, съемочная группа уже выезжает из Киева, а люди принимают решение не сниматься. Это тоже одна из наших больших проблем. Теряем время…
После того как программа выйдет в эфир многое станет известно, некоторая информация может для кого-то быть очень нежелательной. Не боитесь ли вы последствий?
Знаете, они уже есть. Периодически получаем письма от Генеральной прокуратуры. Ну, а чего бояться? Мы делаем свою работу и стараемся делать её хорошо. За то, что выдаем в эфир, отвечаем. 
Насколько я поняла, в проекте будет реконструкция событий. В ней будут задействованы актёры или сами пострадавшие?
Вы понимаете, для героев наших сюжетов было бы очень сложно переживать все эти истории заново… Поэтому, конечно, актёры.
СВЭ-5
Сколько ещё в планах снимать «Следствие»?
Мы ещё снимаем и будем снимать до конца весны, возможно, зайдём в июнь. Если будет хорошая доля — надеюсь, у программы будет долгая жизнь… Хочу сказать, что мы очень много сил отдали этому проекту. Все сотрудники «Следствия» неравнодушные люди, им больно. И в каждом сценарии, в каждом кадре и в каждой склейке очень много наших усилий, которые уже приносят результат. 
Анастасия Билякова-Бельская. Фото: Павел Довган